И во единаго Господа Исуса Христа, Сына Божия …

И во единаго Господа Исуса Христа, Сына Божия единороднаго, Иже от Отца рожденнаго прежде всех век. Света от Света, Бога истинна от Бога истинна, рождена, а не сотворена, единосущна Отцу, Им же вся быша.

Учитель Церкви, монах Викентий Лиринский в одном своём сочинении говорит, что он часто со всеусердием и величайшим вниманием обращался к весьма многим украшенным святостью и даром учения мужам с вопросом: каким бы образом удобнее было, идя верным, как бы царственным, и прямым путем, отличать истину вселенской веры от лживости еретических уклонений, и всегда все давали почти слово в слово такого рода ответ: если кто, я ли, другой ли всякий, хочет избежать еретической лжи и пребыть в здравой вере здравым и невредимым, то должен, с помощью Божией, двояким образом оградить свою веру: во-первых, авторитетом Священного Писания, а во-вторых, преданием Вселенской церкви.

Вопрос, поднимаемый теперь, очень серьёзный, ёмкий, с первого раза трудный для восприятия, иногда может показаться, что читаешь что-то вообще непостижимое.

Это сложнейшая часть Учения нашей Церкви: Учение о Господе нашем Исусе Христе.

Нужно сказать, что Догмат Церкви о Господе нашем Исусе Христе невозможно рассматривать в отрыве от Учения Церкви о Святой Троице – первейшего и наиважней-шего Догмата Церкви.

Поэтому мы вспомним предыдущие лекции в которых мы говорили с вами о Святой Троице.

Суть его заключается в том, что наш Бог – Святая Троица – Отец, Сын и Святой Дух – открывается нам в Учении Церкви через Священное Писание как Единое Божество, Существо Которого непостижимо, неслитно и нераздельно.

При равенстве и единосущии, между Ипостасями Святой Троицы есть и разница.

Отец – Первопричина всего существующего, в том числе и Сына и Духа Святого. Он Рождает Сына, но Сам не рождается, От него исходит Дух Святой, но Сам Он не исходит ни от кого и не изводится. И нет другой Первопричины кроме Бога Отца. И Он всегда Был Отцом и Причиной по отношению к Сыну и Духу и не было времени когда Его нельзя было бы назвать Отцом в прямом смысле и понимании.

Сын – Предвечно рождается, но не рождает, не исходит, не изводит и не изводится. При этом, по словам Григория Богослова нельзя назвать Сына Совечным Отцу в силу того, что Отец есть Причина Сына и в тоже время нельзя сказать, что Отец был раньше Сына или, что было время когда не было Сына (в этом смысле Сын в какой-то степени и Совечен Отцу), но здесь мы размышляем человеческими категориями вводя в Божество ограничения, связанные с рассуждениями о временных промежутках – «до», «после» и т.д., а это всё не свойственно Богу, так как он вне времени и какого бы то ни было ограничения. Одновременно с этим продолжая вспоминать Слова Богослова скажем, что не правы те кои учат, что будто бы Сын сотворён или рождён в какой-то момент, этим они нарушают Троичность так как, если согласиться с ними, то нужно определиться в следующем: кем был тогда Отец, когда не было Сына?

Но Церковь утверждает, что Сын предвечно рождается от Отца и Отец Причина Сына предвечно рождает Сына и Они вместе пребывают вечно Единым Существом со Святым Духом и Отец всегда (вечно) Отец, а Сын – Сын.

Теперь скажем и о Духе святом. Дух Святой – Предвечно исходит от Отца, но не рождает и не рождается, а также и не изводит никого. При этом Святой Дух есть Ипостась Святой Троицы – равночестная во всём Отцу и Сыну. Вечно исходя, Он не заканчивается, но пребывает Вечно, вне времени, неограниченным ни временем, ни местом, ни иным чем, но есть Единое Существо с Отцом и Сыном.

Дух святой не есть Божественная Энергия, не есть некое творение или проявление Отца (или Сына) не есть и Божественная Благодать – Он есть Бог так же, как есть Бог – Отец и Сын и обладает всей Полнотой Божества будучи Единосущным Отцу и Сыну.

Ипостаси Святой Троицы равны между Собой. Между ними нет иерархии и нет подчинённости.

Мы говорим «Отец» но не подразумеваем, что Он, поэтому (будучи Отцом), про-тивоположен или противопоставлен Сыну, как у людей в мире тварном – имея одну чело-веческую природу мы между собой отличаемся по своему положению в обществе, в род-стве и т.д. отличают нас часто именно противоположности, как в подчинённости, так и во внешности, про отношения отца и сына у людей можно сказать «это принадлежит отцу», «это принадлежит сыну». В Боге не так.

Наименование Ипостасей нельзя воспринимать как противопоставление Одной Ипостаси Троицы – Другой, Они во всём равны и, как научила нас Церковь говорить, ис-поведуем: «всё, что имеет Отец имеет и Сын и Святой Дух, всё что имеет Сын имеет и Отец и Святой Дух, кроме рождаемости, всё что имеет Святой Дух имеет и Отец и Сын, кроме исхождения». Особенным качеством или свойством нашего Бога, кроме прочих, является Его постоянство и неизменяемость, то есть Он каким был до сотворения мира таков и сейчас, какова была Его Воля – Благая и Совершенная, как Он был Сущий, Со-вершенный, Вседовольный, Всемогущий и т.д., такой он есть и будет и после «скончания века» и ничто на это не может повлиять.

Подводя некую черту, повторимся: Три Ипостаси святой Троицы не говорят о том, что в Боге есть некая иерархия или подчинение, Ипостаси также и не противопоставлены друг другу, потому как по своей Божественной Сущности, что есть Отец, то есть и Сын и Святой Дух, кроме тех, указанных выше особенностей, отличающих Ипостаси между со-бой, но это отличие не разделяет Бога, не влияет на Его Божественное Существо и не про-тивопоставляет одну Ипостась другой, будучи Богом Единым по существу Сын находится в Отце не растворяясь и не сливаясь, но пребывая нераздельно вместе со Святым Духом.

Будучи ограничены во времени и ставя перед собой основною задачей изложение Учения Церкви именно о второй Ипостаси Святой Троицы, перейдём к Догмату о Едино-сущности Сына Отцу.

Святая Церковь утвердила этот Догмат после обличения ересиарха Ария, который учил, что Сын является Высшей Тварью, что он не рождён из Существа Божества, а со-творён из Существа Бога Отца, тем самым утверждая, что было время, когда Бога Сына не было.

Из приведённого выше описания Учения Церкви о Святой Троице видна абсурд-ность такого утверждения.

Отцы Первого Вселенского Собора, собравшегося в Никее, осудили Ария и его учение и утвердили Догмат о Единосущии Лиц Святой Троицы, указав на Полноту Боже-ственной Сущности Бога Сына, на Его Едино существо и равенство с Отцом и Святым Духом и провозгласили:

ВЕРУЮ…И во единаго Господа Исуса Христа, Сына Божия, Единороднаго, Иже от Отца рожденнаго прежде всех век;

Света от Света, Бога истинна от Бога истинна, рожденна, а несотворенна, едино-сущна Отцу, Имже вся быша.

Последняя фраза Догмата ставит точку в равенстве Лиц Святой Троицы, их Единосущии и Единстве во всём и в Своём Бытии, Существе и в Своей Божественной воле: «Имже вся быша». В начале Символа веры Церковь учит о Боге Отце как о Творце: «ВЕ-РУЮ, во Единого Бога Отца…Творца» …и продолжает «И во единаго Господа Исуса Христа, Сына Божия, Единороднаго»… «Имже вся быша», указывая на непосредственное и равное с Отцом участие Второй Ипостаси Святой Троицы – Сына в Акте творения всего видимого и невидимого.

Всё Учение Церкви зиждется на Священном Писании, никакого мудрствования, Церковь учит о Боге только на основании Священного Писания исходя из того объёма знания, которое дал нам Сам Единый наш Бог.

В Исх. 3, 14 Господь открывает Свое имя как «Сущий», по-славянски «Сый». Деян. 17, 25: «Бог не требует служения рук человеческих, как бы имеющий в чем-либо нужду, Сам дая всему жизнь и дыхание и все». Ис. 43, 10: «прежде Меня не было Бога и после Меня не будет». Ин. 5, 26: «как Отец имеет жизнь в Самом Себе, так и Сыну дал иметь жизнь в Самом Себе».

Вот эти места нужно особенно выделить:

Числ. 23, 19: «Бог не человек, чтобы Ему лгать, и не сын человеческий, чтобы Ему изменяться».

Мал. 3, 6: «Ибо Я — Господь, Я не изменяюсь».

Иак. 1, 17: «Отца светов… нет изменения и ни тени перемены».

Далее о Святой Троице и о равенстве Лиц в Троице:

Быт. 1, 26: «И сказал Бог: сотворим человека по образу Нашему и по подобию Нашему». «Сотворим» стоит во множественном числе. Быт. 8, 22: «И сказал Бог: вот Адам стал как один из Нас, зная добро и зло» — из Нас — множественное число.

Пророк Исайя видел, как Серафимы взывали: «Свят, Свят, Свят Господь Саваоф».

Исайя услышал глас Божий: кого Мне послать и кто пойдет для Нас? Бог говорит о Себе одновременно и в единственном числе — Мне, и во множественном — для Нас (Ис. 6, 2). В Ин. 12, 41 говорится: «Исайя видел славу Сына Божия и говорил о Нем». В Деян. 28, 25-26 сказано, что Исайя слышал глас Святого Духа, который посылал его к израиль-тянам.

2 Кор. 13, 13: «Благодать Господа нашего Исуса Христа, и любовь Бога Отца, и общение Святого Духа со всеми вами».

Мф. 11, 27: «Все предано Мне Отцем Моим, и никто не знает Сына кроме Отца; и Отца не знает никто, кроме Сына и кому Сын хочет открыть».

Ин. 14, 31: «Но чтобы мир знал, что Я люблю Отца, и как заповедал Мне Отец, так и творю».

Ин. 5, 17: «Исус же говорил им: Отец Мой доныне делает и Я делаю». Ин. 10, 30: «Я и Отец — одно», Ин. 10, 38: «…Отец во Мне и Я в Нем», Ин. 17, 10: «И все Мое Твое, и Твое Мое». Ин. 8, 58: «…истинно, истинно говорю вам: прежде нежели был Авраам, Я есмь». Ин. 17, 5: «И ныне прославь Меня Ты, Отче, у Тебя Самого славою, которую Я имел у Тебя прежде бытия мира».

Откр. 1, 8: «Я есмь Альфа и Омега, начало и конец, говорит Господь, Который есть и был и грядет, Вседержитель». В Евр. 1, 6 о Сыне говорится как о «Первородном», т. е. рожденном прежде бытия мира. Ин. 1, 18: «Бога не видел никто никогда; Единородный Сын, сущий в недре Отчем, Он явил». Ин. 10, 30: «Я и Отец — одно», Ин. 14, 10: «Я в Отце и Отец во Мне», Ин. 14, 9: «Видевший Меня видел Отца».

О вочеловечении Слова Божия и о Домостроительстве человеческого спасения:

Ин. 1, 1: «Вначале было Слово, и Слово было у Бога, и Слово было Бог».

Апостол Петр (Мф. 16, 15—16) исповедует Исуса Христа «Сыном Бога Живого, Апостол Фома (Ин. 20, 28): «Господь мой и Бог мой». Иуд. 4: «отвергающиеся единого Владыки Бога и Господа нашего Иисуса Христа». Апостол Иоанн: «Слово стало плотию» (Ин. 1, 14). В 1 Ин. 5, 20: «Сей есть истинный Бог и жизнь вечная».

В 1 Ин. 4, 9: «Бог послал в мир единородного Сына своего». 1 Ин. 5, 11-12: «Бог даровал нам жизнь вечную, и сия жизнь в Сыне Его. Имеющий Сына (Божия) имеет жизнь; не имеющий Сына Божия не имеет жизни».

1 Тим. 3, 16: «Великая благочестия тайна: Бог явился во плоти».

В Кол. 1, 15: «рожденный прежде всякой твари».

Ин. 3, 16: «Так возлюбил Бог мир, что отдал Сына Своего единородного»…

Таким вот образом Священное Писание подтверждает веру и Учение Отцов Церкви.

Преп. Иоанн Дамаскин о Слове и Сыне Божием говорит так:

Итак, этот единый и единственный Бог не без Слова. Если же Он имеет Слово, то должен иметь Слово не безипостасное, начавшее быть и имеющее престать. Ибо не было времени, когда Бог был без Слова. Напротив, Бог всегда имеет Слово Свое, Которое рождается от Него и Которое не таково, как наше слово — не ипостасное и в воздухе разливающееся, но есть ипостасное, живое, совершенное, не вне Его (Бога), но всегда в Нем пребывающее. Ибо где Ему быть вне Бога? Но так как естество наше временно и удоборазрушимо; то и слово наше не ипостасно. Бог же как присносущный и совершенный и Слово будет иметь также совершенное и ипостасное, Которое всегда есть, живет и имеет все, что имеет Родитель. Наше слово, происходя из ума, не есть ни совершенно тождественно с умом, ни совершенно различно; ибо, будучи из ума, оно есть нечто иное в отношении к нему; но так как оно обнаруживает ум, то и не есть совершенно отличное от ума, но будучи по естеству — одно с ним, различается от него как особое подлежащее: так и Слово Божие, поскольку существует само по себе, различается от того, от кого имеет ипостась; поскольку же проявляет в себе то же самое, что есть в Боге; то по естеству есть одно с ним. Ибо как в Отце усматривается совершенство во всех отношениях, так видно то же и в рожденном от Него Слове.

А о Святой Троице преп. Иоанн Дамаскин говорит так:

Итак, веруем во единого Бога, единое начало, безначального, несозданного, нерожденного, нетленного, равно и бессмертного, вечного, бесконечного, неописуемого, беспредельного, всемогущего, простого, несложного, бестелесного, чуждого истечения, бесстрастного, неизменяемого и непременяемого, невидимого, — источника благости и правды, свет умственный и неприступный, — в силу, никакою мерою неопределимую и только собственною волею измеряемую, — ибо все, что восхощет, может, — всех тварей видимых и невидимых создательницу, всеобъемлющую и сохраняющую, обо всем промышляющую, вседержительную, над всем начальствующую и царствующую царствием нескончаемым и бессмертным, не имеющую никакого соперника, все наполняющую, ничем не объемлемую, но всеобъемлющую, содержащую и все превышающую, которая проникает все сущности, сама оставаясь чистою, пребывает вне пределов всего и изъята из ряда всех существ как пресущественная и превыше всего сущая, пребожественную, преблагую, преисполненную, которая устанавливает все начальства и чины, а сама выше всякого начальства и чина, выше сущности, жизни, слова и разумения, которая есть сам свет, сама благость, сама жизнь, сама сущность, так как не имеет от другого ни бытия, ни чего-либо из того, что есть, но сама есть источник бытия для всего существующего, жизни — для всего живущего, разума — для всего разумного, причина всех благ для всех существ, — в силу, которая знает все прежде бытия всего, единую сущность, единое Божество, единую силу, единое хотение, единое действие, единое начало, единую власть, единое господство, единое царство, в трех совершенных ипостасях познаваемую и покланяемую единым поклонением, веруемую и почитаемую от всякой словесной твари (в ипостасях), неслитно соединенных и нераздельно разделенных, что и непостижимо, — в Отца и Сына и Духа Святаго, во имя Которых мы и крестились, ибо так Господь заповедал крестить Апостолам, сказав: крестяще их во имя Отца и Сына и Святаго Духа (Мф. 28, 19).

(Веруем) во единого Отца, начало всего и причину, не от кого-либо рожденного, Который один только не имеет причины и не рожден, Творца всего, но Отца, по естеству, одного Единородного Сына Его, Господа же и Бога и Спасителя нашего Иисуса Христа и в изводителя Всесвятого Духа. И во единого Сына Божия Единородного, Господа нашего, Иисуса Христа, рожденного от Отца прежде всех веков, Света от Света, Бога истинного от Бога истинного, рожденного, несотворенного, единосущного Отцу, чрез Которого все произошло. Говоря о Нем: прежде всех веков, — мы показываем, что Его рождение — безвременно и безначально; ибо не из не сущего приведен в бытие Сын Божий, сияние славы и образ Ипостаси Отчей (Евр. 1, 3), живая премудрость и сила, Слово ипостасное, существенный, совершенный и живой образ невидимого Бога; но Он присно был с Отцем и в Отце, из Которого родился вечно и безначально. Ибо Отец никогда не существовал, когда не было бы Сына, но вместе Отец, вместе и Сын, от Него рожденный. Ибо Отец без Сына не назывался бы Отцем, если бы существовал когда-либо без Сына, то не был бы Отцем, и если после стал иметь Сына, то также после сделался Отцем, не будучи прежде Отцем, и подвергся бы изменению в том, что, не быв Отцем, стал Им, а такая мысль есть ужаснее всякого богохульства, ибо нельзя сказать о Боге, чтобы Он не имел естественной силы рождения, а сила рождения состоит в способности родить из себя, т. е. из собственной сущности, существо, подобное себе по естеству.

Итак, нечестиво было бы утверждать о рождении Сына, что оно произошло во времени и что бытие Сына началось после Отца. Ибо мы исповедуем рождение Сына от Отца, то есть из Его естества. И если мы не допустим, что Сын изначала существовал вместе с Отцем, от Которого Он рожден, то введем изменение ипостаси Отца в том, что Отец, не будучи Отцем, после сделался Отцем. Правда, тварь произошла после, но не из существа Божия; а волею и силою Божиею приведена из небытия в бытие, и поэтому не произошло никакого изменения в естестве Божием. Ибо рождение состоит в том, что из сущности рождающего производится рождаемое, подобное по сущности; творение же и создание состоит в том, что творимое и созидаемое происходит извне, а не из сущности творящего и созидающего, и есть совершенно неподобно по естеству.

Поэтому в Боге, Который один только бесстрастен, неизменяем, непреложен и всегда одинаков, бесстрастно как рождение, так и творение. Ибо, — будучи по естеству бесстрастен и чужд истечения, потому что прост и несложен, — Он не может подлежать ни страданию, ни истечению ни в рождении, ни в творении, и не имеет нужды ни в чьем содействии. Но рождение (в Нем) безначально и вечно, так как оно есть действие Его естества и происходит из Его существа, иначе рождающий потерпел бы изменение, и был бы Бог первый и Бог последующий, и произошло бы приумножение. Творение же у Бога, как действие хотения, не совечно Богу. Ибо приводимое из небытия в бытие не может быть совечно Безначальному и всегда Сущему. Бог и человек творят неодинаково. Человек ничего не приводит из не сущего в бытие, но, что делает, делает из прежде существовавшей материи, не только пожелав, но и прежде обдумав и представив в уме то, что хочет сделать, потом уже действует руками, принимает труды, утомление, а часто не достигает цели, когда усердное делание не выходит так, как хочется; Бог же, только восхотев, вывел все из не сущего в бытие: равным образом не одинаково и рождают Бог и человек. Бог, будучи безлетным и безначальным, и бесстрастным, и свободным от истечения, и бестелесным, и единым только, и бесконечным и рождает безлетно и безначально, и бесстрастно, и без истечения, и вне сочетания, и непостижимое Его рождение не имеет ни начала, ни конца. Безначально рождает Он, потому что неизменяем; — без истечения потому, что бесстрастен и бестелесен; — вне сочетания потому, что опять и бестелесен, и есть един только Бог, не имеющий нужды в ком-либо другом; — бесконечно же и непрестанно потому, что и безлетен, и безвременен, и бесконечен, и всегда одинаков, ибо, что безначально, то бесконечно, а что бесконечно по благодати, то отнюдь не безначально, как, напр., Ангелы.

Итак, присносущный Бог рождает Слово Свое совершенное безначально и нескончаемо, чтобы не рождал во времени Бог, имеющий высшие времени и естество, и бытие. Человек же, как очевидно, рождает противным образом, потому что подлежит и рождению, и истлению, и истечению, и размножению, и облечен телом, и в естестве человеческом заключается пол мужской и женский, и муж имеет нужду в пособии жены. Но да будет милостив Тот, Который выше всего и Который превосходит всякую мысль и разумение.

Итак, святая Кафолическая и Апостольская Церковь учит вместе и об Отце, и о Единородном Его Сыне, из Него рожденном безлетно, без истечения, бесстрастно и непостижимо так, как ведает это один только Бог всяческих. Как вместе существуют и огонь, и свет, из него происходящий, — не прежде огонь, а потом уже свет, но вместе — и как свет, всегда рождающийся из огня, всегда есть в огне и никогда от него не отделяется, — так и Сын рождается из Отца, никак не отделяясь от Него, но всегда пребывая в Нем. Но свет, неотделимо рождающийся от огня и всегда в нем пребывающий, не имеет собственной, по сравнению с огнем, ипостаси, ибо он есть природное свойство огня; Сын же Божий Единородный, из Отца рожденный нераздельно и неразлучно и в Нем всегда пребывающий, имеет Свою собственную ипостась, сравнительно с ипостасью Отца.

Итак, Сын называется Словом и сиянием, потому что рожден от Отца без всякого сочетания и бесстрастно, и безлетно, и без истечения, и неразлучно; (называется) же Сыном и образом Отчей ипостаси потому, что Он совершен, ипостасен и во всем подобен Отцу, кроме нерожденности (αγεννησια); (называется) Единородным потому, что Он один только от одного Отца рожден единственным образом, ибо никакое другое рождение не подобно рождению Сына Божия, и нет другого Сына Божия. Дух Святый, хотя исходит от Отца, но не по образу рождения, а по образу исхождения. Здесь другой образ бытия, также непостижимый и неведомый, как и рождение Сына (Божия). Поэтому все, что имеет Отец, имеет и Сын, кроме нерожденности, которая означает не различие в сущности или в достоинстве, а образ бытия — подобно тому как Адам, который не рожден, ибо он — творение Божие, и Сиф, который рожден, ибо он — сын Адамов, и Ева, которая вышла из ребра Адамова, ибо она не была рождена, различаются друг от друга не по природе, ибо они — люди, но образом бытия…

…Должно знать и то, что наименования отечества, сыновства и исхождения не от нас перенесены на блаженное Божество, но, напротив, нам переданы оттуда, как говорит божественный Апостол: сего ради преклоняю колена моя ко Отцу, из Него же всяко отечество на небесех и на земли (Еф. 3, 14–15).

Если же говорим, что Отец есть начало Сына и больше Его (Ин. 14, 28), то этим не показываем, что Он первенствует пред Сыном по времени или по естеству; ибо чрез Него Отец веки сотвори (Евр. 1, 2). Не первенствует и в каком-либо другом отношении, если не в отношении причины; то есть потому, что Сын родился из Отца, а не Отец из Сына, что Отец есть виновник Сына по естеству, подобно тому, как не говорим, что огонь происходит из света, но, напротив, свет от огня. Итак, когда услышим, что Отец есть начало и больше Сына, то должны разуметь Отца как причину. И как не говорим, что огонь — одной сущности, а свет —другой, так нельзя говорить, что Отец — одной сущности, а Сын — иной, но (оба) — одной и той же. И как говорим, что огонь сияет чрез выходящий из него свет, и не полагаем, что свет, происходящий из огня, есть служебный его орган, а, напротив, есть естественная его сила; так говорим и об Отце, что все, что делает Отец, делает чрез Единородного Сына Своего не как чрез служебное орудие, но как чрез естественную и ипостасную Силу; и как говорим, что огонь освещает и опять говорим, что свет огня освещает, так все, что творит Отец, и Сын такожде творит (Ин. 5, 19). Но свет не имеет особенной от огня ипостаси; Сын же есть совершенная ипостась, неотлучная от Отчей ипостаси, как это мы выше показали. Невозможно, чтобы среди тварей был найден образ, во всем сходно показывающий в себе самом свойства Святой Троицы. Ибо сотворенное и сложное, скоротечное и изменчивое, описуемое и имеющее образ и тленное — как в точности объяснит чуждую всего этого пресущественную Божественную сущность? А известно, что всякая тварь подчинена большей части таких свойств и по самому естеству подлежит истлению…

…Итак, мы называем ипостаси (Св. Троицы) совершенными, чтобы не ввести сложности в Божеское естество, ибо сложение — начало раздора. И опять говорим, что три ипостаси находятся одна в другой взаимно, чтобы не ввести множества и толпы богов. Исповедуя три ипостаси, признаем несложность и неслитность (в Божестве); а исповедуя, что эти ипостаси единосущны одна другой, и признавая в них тождество воли, действия, силы, власти и, если можно сказать, движения, мы признаем их нераздельность и то, что Бог есть един; ибо Бог, Слово и Дух Его истинно один Бог.

О различии трех ипостасей; и о деле, и уме, и мысли. Надобно знать, что иное есть рассматривать предмет на самом деле, и иное — умом и мыслию. Так, мы на самом деле видим различие неделимых во всех тварях: на самом деле Петр представляется отличным от Павла. Но общность, связь и единство созерцаются умом и мыслью; так мы умом постигаем, что Петр и Павел одной и той же природы, имеют одно общее естество. Ибо каждый из них — животное разумное, смертное; и каждый есть плоть, одушевленная душою, как разумной, так и одаренной рассудительностью. Итак, эта общая природа постигается умом; ибо ипостаси не существуют одна в другой, но каждая особо и порознь, т. е. сама по себе, и каждая имеет много такого, чем одна от другой отличается. Ибо они и местом отделяются, и временем различаются, и отличаются умом, силой, видом или образом, нравом, темпераментом, достоинством, поведением и всеми характеристическими свойствами; более же всего тем, что существуют не одна в другой, но отдельно; поэтому и говорится: два, три человека и многие.

Должно же знать, что мы не говорим, что Отец происходит от кого-либо, но Самого называем Отцем Сына. Не говорим, что Сын — причина, не говорим и того, что Он Отец, но говорим, что Он и от Отца, и Сын Отца. И о Святом Духе говорим, что Он от Отца и называем Его Духом Отца, но не говорим, что Дух и от Сына, а называем Его Духом Сына, как говорит божественный Апостол: аще кто Духа Христова не имать, сей несть Его (Рим. 8, 9), и исповедуем, что Он и открылся нам, и преподается нам чрез Сына; ибо сказано: дуну и глагола им (ученикам Своим): приимите Дух Свят (Ин. 20, 22); подобно тому, как луч и сияние (происходят) от солнца, ибо оно есть источник и луча и сияния; но сияние чрез луч нам сообщается, и оно освещает нас и приемлется нами. О Сыне же не говорим ни того, что Он — Сын Духа, ни того, что Он — от Духа.

Мы с вами помним, что Символ веры был составлен святыми отцами против ересей – в основном Ария и Македония, а также и против других еретиков.

Вот что писал Афанасий Великий:

«…ежели Бог есть источник, свет и Отец; то непозволительно сказать, что источник сух, свет без сияния, Отец без Слова; иначе, Бог будет непремудр, несловесен, несветозарен. Итак, поскольку Отец вечен, то необходимо быть и вечному Сыну. Ибо, что ни уразумеем во Отце, то без сомнения есть и в Сыне, как говорит сам Господь: «вся, елика имать Отец, Моя суть» (Ин.16:15), и все Мое принадлежит Отцу. Посему, вечен Отец, вечен и Сын; потому что «Им и веки» сотворены (Евр.1:2). Отец есть Сый; по необходимости и Сын есть «Сый над всеми Бог, благословен во веки, аминь», – как сказал Павел (Рим.9:5). Непозволительно говорить об Отце: было, когда Он не был Непозволительно сказать и о Сыне: было, когда Он не был. Отец есть Вседержитель; Вседержитель есть и Сын; ибо говорит Иоанн: «Сый, и Иже бе, и грядый, Вседержитель» (Откр.1:8). Отец есть Свет, и Сын есть Сияние и Свет истинный. Отец – истинный Бог, и Сын – истинный Бог. Ибо так написал Иоанн: «да будем во истиннем, в Сыне Его Иисусе Христе: Сей есть истинный Бог и живот вечный» (1Ин.5:20). И вообще, из всего, что имеет Отец, нет ничего непринадлежащего Сыну. Посему-то Сын во Отце и Отец в Сыне; ибо что принадлежит Отцу, то есть в Сыне, а также познается и во Отце. Так разумеется и сие: «Аз и Отец едино есма» (Ин.10:30), потому что не иное во Отце, а иное в Сыне, но что во Отце, ти есть и в Сыне. И поскольку, что в Сыне видишь, видишь во Отце; то совершенно уразумевается сказанное: «видевый Мене, виде Отца» (Ин.14:9).

3) А вследствие доказанного теперь, злочестив, кто говорит, что Сын есть тварь. Ибо принужден будет наименовать тварью и источник, источающий тварь, т. е. ту Премудрость, – то Слово, в Котором все, что есть во Отце. Сверх сего, гнилость арианской ереси можно видеть и из следующего. Кому подобны мы, с теми имеем тождество и бываем единосущны. Так мы люди, подобны будучи друг другу и имея друг с другом тождество, единосущны между собою; ибо всем свойственно одно и тоже: смертность, тленность, превратность, происхождение из ничего. И Ангелы в отношении к себе самим и все прочие существа также между собою единоестественны. Посему, пусть исследуют сии пытливые, – есть ли какое подобие у твари с Сыном, или, могут ли они найти в тварях, что есть в Сыне, почему бы отважиться им и Божие Слово наименовать тварью. Но сии, продерзливые на все и заблуждающиеся в деле благочестия, не найдут ничего такого. Ни одна тварь не есть Вседержитель, и ни одна не обладается другою, каждая же принадлежит самому Богу. «Небеса поведают славу Божию» (Пс.18:2). «Господня земля и исполнение ея» (Пс.23:1). «Море виде и побеже» (Пс.113:3). Все твари рабственны Сотворшему их, творят волю Его, повинуются повелениям Его. А Сын есть Вседержитель, как и Отец. Это написано и доказано. А также в тварях ничто не непреложно по естеству. Ибо и из Ангелов некоторые не соблюли чина своего (Иуд.6), и «звезды… не чисты суть пред Ним» (Иов.25:5); и дьявол спал с неба, и Адам преступил заповедь, и все изменяемо. Но Сын непреложен и неизменен, как и Отец. Это и Павел напомянул словами сто первого псалма, говоря: «в началех Ты, Господи, землю основал еси, и дела руку Твоею суть небеса: та погибнут, Ты же пребываеши: и вся, якоже риза, обетшают, и яко одежду свиеши их, и изменятся: Ты же тойжде еси, и лета Твоя не оскудеют» (Евр.1:10–12); и еще говорит: «Иисус Христос вчера и днесь Тойже, и во веки» (Евр.13:8).

4) И еще, – всего созданного не было, и оно пришло в бытие. Ибо «землю, яко ничтоже, сотвори» (Ис.40:23); и «нарицающий не сущая яко сущая» (Рим.4:17). И все созданное есть произведение и тварь; потому и имеет начало бытия. Ибо «в начале сотвори Бог небо и землю, и вся, яже в них» (Быт.1:1, Пс.145:6); и еще: «рука Моя сотвори вся сия» (Ис.66:2). А Сын есть Сый и над всеми Бог, как и Отец; и это также доказано. Он есть не творимый, но творящий, не созидаемый, но созидающий и творящий дела Отчие. Им веки сотворены (Евр.1:2); «вся Тем быша и без Него ничтоже бысть» (Ин.1:3). И как Апостол научил словами псалма: Он «в началех… землю основал…, и дела рук Его суть небеса» (Пс.101:26). И еще, – ни одна из тварей не есть Бог по естеству, но каждое созданное существо, каким пришло в бытие, таким и наименовано. Одно есть небо, другое земля; иное светила, иное звезды, иное море, и бездны, и четвероногие, и наконец человек; прежде же сих Ангелы, Архангелы, Херувимы, Серафимы, Силы, Начальства, Власти, Господства, рай. Каждая тварь такою и пребывает. Если же некоторые наименованы и богами, то не по естеству, а по причастью Сына. Ибо так сказал сам Сын: «аще оных рече богов, к нимже слово Божие бысть» (Ин.10:35). А посему, так как они не боги по естеству, то некоторые из них изменяются, и слышат: «Аз рех: бози есте и сынове Вышняго вси: вы же яко человецы умираете» (Пс.81:6–7). Таков был услышавший: «ты же человек еси, а не Бог» (Иез.28:2). Но Сын есть истинный Бог, как и Отец; потому что Он во Отце, и Отец в Сыне. Это, как показано, написал Иоанн; а Давид воспевает: «престол Твой, Боже, в век века: жезл правости жезл царствия Твоего» (Пс.44:7); Пророк же Исаия взывает: «утрудися Египет и купли Ефиопские, и Саваимстии мужи высоцыи к Тебе прейдут…, и в след Тебе пойдут связани узами ручными…, и поклонятся Тебе…, яко в Тебе Бог… Ты бо еси Бог… Израилев…, и не ведехом» (Ис.45:14, 15). Кто же сей Бог, в Котором Бог пребывает, – Кто кроме Сына, Который говорит: «Аз во Отце, и Отец во Мне есть» (Ин.14:10)?

5) Поскольку же это действительно так и подтверждается Писанием, и Сын не имеет никакого подобия с тварями, но все, принадлежащее Отцу, принадлежит и Сыну; то не усмотрит ли из сего всякий, что Сын единосущен Отцу? Как если бы имел подобие и сродство с какими-либо из тварей, то с ними и был бы единосущен; так, поскольку по сущности чужд существам созданным, и есть собственное Отчее Слово, и не иной со Отцом, потому что и Ему собственно принадлежит все принадлежащее Отцу; то по всей справедливости Он единосущен Отцу. Так разумев, и Отцы на Никейском Соборе исповедали Сына единосущного и от Отчей сущности. Ибо хорошо сознавали, что тварная сущность никак не могла бы сказать о себе: «вся, елика имать Отец, моя суть» (Ин.16:15); имея начало бытия, не имеет она сего: «я есмь сый, и был вечно». А потому, поскольку Сын имеет сие, и все сказанное выше принадлежащее Отцу принадлежит и Сыну; то необходимо, чтобы сущность Сына была не тварная, но единосущная Отцу. Сверх того, тварная сущность не может быть удобоприемлемою для принадлежащего собственно Богу (а собственно принадлежит Ему то, по чему познается Бог, напр.: Вседержитель, сый, неизменяемость и прочее выше исчисленное), – иначе Бог, по учению сих безразсудных, имея то, что могут иметь и твари, окажется единосущным с тварями.

6) И еще так обличил бы иной нечестие утверждающих, что Божие Слово есть тварь. Вера наша во Отца и Сына и Святого Духа, потому что сам Сын говорит Апостолам: «шедше… научите вся языки, крестяще их во имя Отца и Сына и Святого Духа» (Мф.28:19). Сказал же это так, чтобы мы из известного нам составили себе понятие и о том, что Им сказано Апостолам. Как отцов называем мы не творцами, но родителями, и нас самих всякий назовет не тварями отцов, но сынами их по естеству и единосущными отцам: так и Бог, если Он – Отец, то, без сомнения, Отец Сына по естеству и Сына единосущного. Авраам не сотворил, но родил Исаака. А Веселеил и Елиав не родили, но сотворили все дела в Скинии (Исх.36:1). И кораблестроитель, и плотник не рождают того, что производят, но каждый сооружает или ладью, или дом. А Исаак не творит, но рождает по естеству единосущного Иакова, также и Иаков – Иуду и братию его. Как безумен был бы тот, кто стал бы утверждать, что дом единосущен с плотником, и ладья единосущна с кораблестроителем; так прилично будет сказать, что всякий сын единосущен с своим отцом. Поэтому, ежели есть Отец и Сын, то Сыну необходимо быть сыном по естеству и в действительности; а это, как многими доводами доказано, значит – быть единосущным Отцу. И действительно, о тварях сказано: «Той рече, и быша: Той повеле, и создашася» (Пс.148:5); а о Сыне: «отрыгну сердце Мое Слово благо» (Пс.44:2). Даниил знал Сына Божия, знал и дела Божии; и видел Сына орошающего пещь, а о делах сказав: «благословите вся дела Господня Господа» (Дан.3:57), перечислил каждую из тварей, но Сына не присоединил к ним, зная, что Сын – не дело, но что Им произведены дела, сам же Он есть песнословимый и превозносимый во Отце. Посему, как чрез Него открывает себя Бог ведущим; так чрез Него же благословение, чрез Него и в Нем исповедуется Отцу и песнь, и слава, и держава; и таковое только исповедание, как свидетельствуют Писания, бывает благоугодно. А потому, как многим другим, так и этим объясняется и доказывается, сколько нечестив утверждающий, что Слово Божие есть тварь.

7) Но еретики выставляют в предлог написанное в Притчах: «Господь созда Мя начало путей Своих в дела Своя» (Притч.8:22), и сами в себе присовокупляют: «вот сказано: «созда»; следовательно, Сын есть тварь». Посему, необходимо из этого самого изречения доказать, сколько они заблуждаются, не зная цели божественного Писания. Итак, если Он – Сын, то да не называется тварью. А если тварь, то да не называется Сыном. И в предыдущем было показано, сколько разности между тварью и Сыном. И поскольку тайноводство совершается не в Творца и в тварь, но в Отца и Сына; то Господу необходимо именоваться не тварью, но Сыном. «Но не написано ли, что создан»? говорят еретики. – Да, написано, и необходимо было сказать так. Но что сказано хорошо, то еретики понимают худо. А если бы уразумели и узнали отличительную черту христианства, то не стали бы утверждать, что Господь славы есть тварь, и не преткнулись бы о написанное в добром смысле. Они «не познаша, ниже уразумеша», – и от того, по написанному, – во тме ходят» (Пс.81 :5). Впрочем, нам необходимо продолжить речь, чтобы и их безрассудство сделалось видным даже и в этом, и нам, не преставая обличать их нечестие, не потерять надежду, что, может быть, и раскаются они со-временем. Отличительная черта веры во Христа состоит в том, что Сын Божий, сущее Божие Слово, ибо «в начале бе Слово, и Бог бе Слово» – (Ин.1:1), сущая Премудрость и Сила Отчая, ибо «Христос Божия сила и Божия премудрость» – (1Кор.1:24), при скончании веков сделался человеком ради нашего спасения. Ибо тот же Иоанн, сказав: «в начале бе Слово», вскоре присовокупил: «и Слово плоть бысть» (Ин.1:14); а это значит то же, что соделаться человеком. И Господь сказал о Себе: «что Мене ищете убити» (Ин.7:19), «человека, Иже истину вам глаголах» (Ин.8:40)? И Павел, научившись у Господа, сказал: «Един… Бог, и един Ходатай Бога и человеков, человек Христос Иисус» (1Тим.2:5). Сделавшись же человеком и совершив домостроительство дел человеческих, обратив в бегство и приведя в бездействие нашу смерть, сидит Он ныне одесную Отца, сый во Отце, потому что и Отец в Нем, как всегда был, и есть выну.»

Из всего приведённого выше сформулируем кратко вывод:

Во единаго Господа нашего Исуса Христа, Сына Божия единороднаго, Иже от Отца рожденнаго прежде всех век. Света от Света, Бога истинна от Бога истинна, рождена, а не сотворена, единосущна Отцу, Им же вся быша Церковь учит веровать так.

«присносущный Бог рождает Слово Свое совершенное безначально и нескончаемо, чтобы не рождал во времени Бог, имеющий высшие времени и естество, и бытие. Человек же, как очевидно, рождает противным образом, потому что подлежит и рождению, и истлению, и истечению, и размножению, и облечен телом, и в естестве человеческом заключается пол мужской и женский, и муж имеет нужду в пособии жены. Но да будет милостив Тот, Который выше всего и Который превосходит всякую мысль и разумение[21].

Итак, святая Кафолическая и Апостольская Церковь учит вместе и об Отце, и о Единородном Его Сыне, из Него рожденном безлетно, без истечения, бесстрастно и непостижимо так, как ведает это один только Бог всяческих. Как вместе существуют и огонь, и свет, из него происходящий, — не прежде огонь, а потом уже свет, но вместе — и как свет, всегда рождающийся из огня, всегда есть в огне и никогда от него не отделяется, — так и Сын рождается из Отца, никак не отделяясь от Него, но всегда пребывая в Нем. Но свет, неотделимо рождающийся от огня и всегда в нем пребывающий, не имеет собственной, по сравнению с огнем, ипостаси, ибо он есть природное свойство огня; Сын же Божий Единородный, из Отца рожденный нераздельно и неразлучно и в Нем всегда пребывающий, имеет Свою собственную ипостась, сравнительно с ипостасью Отца[22].

Итак, Сын называется Словом и сиянием, потому что рожден от Отца без всякого сочетания и бесстрастно, и безлетно, и без истечения, и неразлучно; (называется) же Сыном и образом Отчей ипостаси потому, что Он совершен, ипостасен и во всем подобен Отцу, кроме нерожденности; (называется) Единородным потому, что Он один только от одного Отца рожден единственным образом, ибо никакое другое рождение не подобно рождению Сына Божия, и нет другого Сына Божия».

А веруем мы так потому, что:

«8) Такова отличительная черта веры, преданной Отцами от Апостолов. Читающему же Писание должно уже самому испытывать и различать, когда говорит Оно о Божестве Слова, и когда о человечестве Его, чтобы, разумея одно вместо другого, не впасть в погрешность, чему подверглись ариане. Посему зная, что Господь есть Слово, знаем, что «вся Тем быша, и без Него ничтоже бысть» (Ин.1:3), и: «Словом Господним небеса утвердишася» (Пс.32:6), и: «посылает Слово Свое, и исцеляет» (Пс.106:20); и зная, что Он есть Премудрость, знаем, что «Бог Премудростью основа землю» (Притч.3:19), и «вся Премудростью сотворил» есть Отец (Пс.103:24); и зная, что Он Бог, веруем, что Он есть Христос; ибо Давид воспевает: «престол Твой, Боже, в век века: жезл правости жезл царствия Твоего. Возлюбил еси правду, и возненавидел еси беззаконие: сего ради помаза Тя, Боже, Бог Твой елеем радости паче причастник Твоих» (Пс.44:7, 8); и у Исаии говорит сам о Себе: «Дух Господень на Мне, Егоже ради помаза Мя» (Ис.61:1); и Петр исповедал: «Ты еси Христос, Сын Бога живого» (Мф.16:16). Но зная также, что Господь сделался человеком, не отрицаем сказуемого о Нем по человечеству, например, что Он алкал, жаждал, был заушаем, плакал, спал, и наконец, приял за нас смерть на кресте. Ибо все это написано о Нем. А также не утаило, но изрекло Писание и это, свойственное человеку: «созда»; потому что мы люди созданы и сотворены. Но как, слыша, что Господь алкал, спал, был заушаем, не отрицаем Его Божества, так, и когда слышим о Нем: «созда», надлежит нам памятовать, что Он, сый Бог, создан как человек; потому что быть созданным так же свойственно человеку, как и все перечисленное выше, – алкать и тому подобное.

9) В добром также смысле сказано, но худо понимается еретиками, и другое изречение Писания. Именно, слова: «о дни же… или о часе никтоже весть, ни Ангели…, ни Сын» (Мк.13:32), содержат в себе добрый смысл; еретики же из сказанного: «ни Сын» – заключают: «поскольку объявляет Себя незнающим, то Он – тварь». Но нет места такому заключению; да не будет сего! Как говоря: «созда Мя» (Притч.8:22), сказал это по человечеству, так говоря: «ни Сын», и это изрек также по человечеству. И была основательная причина выразиться так. Поскольку, по написанному, сделался Он человеком, а людям так же свойственно не знать, как и алкать и прочее, потому что люди не знают, пока не услышат и не научатся; то, как сделавшийся человеком, и показывает человеческое неведение, во-первых в доказательство того, что имеет действительно человеческое тело, а потом и с тою целью, чтобы, имея в теле человеческое неведение, но от всего искупив и очистив, представить Отцу человечество совершенным и святым. Какой же еще предлог найдут ариане? Что, наконец, придумают в оправдание своего ропота? Дознано, что не знают они смысла слов: «Господь созда Мя… в дела Своя» (Притч.8:22); оказалось, что не понимают сказанного: «о дни же том… никтоже весть, ни Ангели…, ни Сын» (Мк.13:32). Ибо, как говоря: «созда», означает человечество, потому что соделался человеком и создан, как человек; говоря же: «Аз и Отец едино есма» (Ин.10:30), и: «видевый Мене виде Отца;…Аз во Отце, и Отец во Мне» (Ин.14:9, 10), означает вечность и единосущие со Отцем; так говоря: «никтоже весть, ни Сын», говорит опять, как человек, потому что людям свойственно не знать; говоря же: «никтоже знает Отца, токмо Сын, ни Сына, токмо Отец» (Мф.11:27), показывает, что знает гораздо более, нежели одно созданное. Посему, ученики в Евангелии от Иоанна сказали Господу: «ныне вемы, яко веси вся» (Ин.16:30). А из сего явствует, что нет ничего такого, чего бы не знал Сын, сущее Слово, Им же вся быша а, без сомнения, Им же будет и «той день» (Ис.27:13), включающийся в числе всего сотворенного, хотя ариане и тысячекратно будут терзаться в своем невежестве.» (Афанасий Великий, святитель «К тому же епископу Серапиону послание 2е. Против утверждающих, что Сын есть тварь»)

You May Also Like